Спасибо за музыку!

Спасибо за музыку!Светлой памяти моего отца –  Газиева Сеида Мурадовича посвящается!

                                                 

                             ,, Спасибо за музыку!”

                              Вадим Гази (Вагиф Газиев).

 

     ,, Если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб, и буду, как и прочие люди”

Библия. Книга Судей. Глава 17 

                                         Глава I.   Вагуля, постригись!

Дует мягкий летний бриз с моря, принося приятную свежесть. Он медленно проводит рукой по седым волосам,  восхищённо оглядывая изменения на бульваре и прихлёбывает кофе.  ,, Опять Элик запаздывает! ” с досадой думает он. – Ну что за идиотская привычка, опаздывать на полчаса, час? А вот и он!”

Элик подходит, сокрушённо извиняясь за опоздание.

– Можешь меня поздравить,  – он загадочно улыбается.

– Что, Айгюша поступила?

Элик самодовольно кивает. Он торжественно встаёт, и они обнимаются. – С меня подарок для племянницы.

Из динамиков доносится рок в исполнении Evanescence.

– Ишь, как хиппуют! – восхищённо произносит Элик.

Он не отвечает, имитируя игру на гитаре. Молодая пара, одобрительно  улыбаясь,  смотрит на убелённого сединами мужчину, задорно реагирующего на мелодию современной рок – группы.

А память уводит его в другие времена, когда в моде были другие названия…

______________

Какой взгляд, какие плавные движения! Вот, она пристально смотрит, слегка прищурив глаза, а вот и поворот в танце. Чёткий ритм ,,Hop, Hey – Hop”  группы ,, Wings”. Она плавно вращается,  полы клетчатой юбочки приподнимаются, обнажая её ножки, о боже, полные красивые ножки!

,, Вагуля, Вагуля!” – кричит она не своим, но каким – то другим – маминым голосом.  ,,Вставай, уже пора!”

– Мам! Ну, что же это! На самом интересном месте. Сегодня же воскресенье! – недовольно бурчит он, натягивая одеяло на голову.

– Наверное, снилась какая – нибудь одноклассница! Мама нагнулась, прижимаясь к нему нежным поцелуем. – Вставай, лежебока! У меня ещё уйма дел по дому, а вечером, ты не забыл: мы все идём в гости к твоей тётке.

Он встал и, сладко потянувшись, сел на кровати. Благоговейно оглядел, развешанные по стенам плакаты, откуда вызывающе смотрели длинноволосые идолы: BEATLES, ROLLING STONES, LED ZEPPELLIN, PINK FLOYD, DEEP PURPLE! Начало ритуала: не спеша подошёл к магнитофону и включил его. Полилась чёткая, ритмичная музыка PINK FLOYD. Он запрокинул голову, имитируя игру на электрогитаре.

– Можно потише? – вопросительно взглянул из – под очков папа, входя в комнату. Он тихо вздохнул и убавил звук. – И пора бы тебе постричься, строго взглянул он на Вагулю. – Ну что это за лохма? Ты похож на диких галлов.

– А на кого я должен быть похож? – устало спросил он.

– Ну, хотя бы на римских легионеров. Они стриглись и брились перед боем. – мечтательно произнёс отец.

– Пап! Но они – же завоеватели – рабовладельцы! – иронично воскликнул Вагуля.

Отец искоса взглянул на него: – Иди завтракать!

За завтраком отец просматривал утренние газеты.

– Пап. А помнишь: бабуля говорила, что читать во время еды – грех, – пробурчал Вагуля с набитым ртом.

– Да – да. Пусть земля ей будет прахом, – рассеяно произнёс папа, продолжая читать. – Кстати, ты знаешь, сегодня у них Хусейн будет с Кямалей, – обратился он к маме, отрываясь от газет. Хусейн был младшим дядей, которого сильно любил и опекал отец. Это был исключительно добрый и наивный человек, женатый на волевой и своенравной провинциалке, которые верёвки из него вила.

– Твой брат – хороший человек! Но его жена…Удивительно завистливая с… – запнулась мать, не желая выражаться при сыне.

– Ты опять?! Я прошу тебя, оставим этот разговор!

– Как оставить? – вскипела мать. Он проучился в Москве на твои деньги, ты свадьбу ему справил, а он! А его красавица! Что мы ни купили бы – на завтрашний день у неё дома!

Крики нарастали по знакомому Вагуле сценарию. Он незаметно прошёл в свою комнату под шквал нарастающей ссоры родителей. Вновь подошёл к магнитофону. Зазвучала душераздирающе – печальная Engie Мика Джаггера. Из соседней комнаты продолжались крики родителей, и на их фоне с горечью пел Джаггер! У Вагули на глаза навернулись слёзы. Ему, так часто с успехом   разбирающемуся с незнакомыми хулиганами на улицах подростку было невдомёк – почему родители, самые близкие и любимые ему люди не могут, хотя – бы спокойно выслушать друг  друга?

– Можешь не идти сегодня к моей сестре, но о моих родственниках  изволь выражаться вежливее! – прокричал отец, проходя мимо его комнаты.

– Ну что за музыка, ты хоть понимаешь, что они на иностранном орут –то? открыл он дверь. Вагуля выключил магнитофон. – И, наверное, такие же длинноволосые, как и ты! – он попытался выместить злобу на сыне.

– Такие же! – криво усмехнулся Вагуля.

Отец продолжал стоять, подбоченившись. Грудь его высоко вздымалась от волнения. Вагуле стало жаль его! Папа – ветеран войны, его герой, директор школы, где его все уважали и достаточно побаивались – в разговоре с мамой был так неубедителен и бессилен! Отец простоял несколько секунд и, прошёл в свой кабинет.

Вагуле вдруг захотелось в гущу друзей,  сыграть на гитаре…

Перед уходом он от крыл дверь папиного кабинета.

– Пап! А Маркс и Энгельс – тоже длинноволосыми были! – с улыбкой подмигнул он отцу. Папа с грустью улыбнулся и, кивнув,  отвернулся к окну.

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s