Спасибо музыке!

kak_pocelovat__devochku_v_shkoleВойдя в комнату включил  композицию ,,Кашмир” группы Led Zeppelin. Послышался тягучий рок сопряжённый восточными переливами, а пронзительный голос Планта напоминал мугамную мольбу! Проходивший мимо его комнаты папа остановился , с интересом вслушиваясь в мелодию.

– Это – твои длинноволосые! – спросил он заитригованно.

– Они! – победно ответил Вагуля.

– А как называется этот оркестр?

– Пап, не оркестр, а группа  Led Zeppelin, – поучительно вставил Вагуля.

– Любопытно! – смущённо кашлянул папа. Он с таким же интересом справился о названии композиции: Вагуле было немного смешно, но отчасти лестно, что отец впервые заинтересовался его духовным миром.

Но в последующие дни конфликты между родителями участились …  Они угнетающе действовали на него. Отдушиной от них стала, опять – таки, музыка. От какофонии родительских ссор он спешил к гармонии гитары и пианино, где начал создавать свои вещи! Нет худа без добра: возможно, стимулом к его собственному творчеству стала боль его души!

Но этот день стал самым ужасным в его жизни! Он возвращался с репетиции со школьным ансамблем. Переступив порог дома, он увидел спешно одевающегося отца.

– Я спешу! Мама тебе всё объяснит! – у папы был, какой – то непривычный растерянный взгляд, который он стремился упрятать.

Он увидел маму, задумчиво сидящую у края стола, и у него сжалось сердце!

– Вагуля сядь! – у неё был торжественный тон. – Ты уже взрослый парень, – начала мама. Её взгляд был устремлён куда – то вдаль.  – Ты сам был свидетелем наших вечных сцен с папой. Так больше продолжаться не может! Мы решили развестись.

– Как, мам?! А я? А Сабиша?

– Сабиша останется со мной! Она ещё маленькая! Ты волен жить с папой или остаться со мной! – быстро сказала мама и взяла его за руку. Он резко отдёрнул руку.

– Пойми, Вагуля! Я не собираюсь лишать вас отца! Просто мы не должны жить вместе!

Он почувствовал ком в горле! В уме резко застонала гитара Джимми Пейджа, а надрывной блюз Роберта Планта оплакивал его, Вагулину боль!

Он медленно встал, чувствуя, как слёзы застилают глаза … Мама что – то говорила, целуя его: но он не слышал. Он вышел из дома и спустился во двор: ребята с шумом приветствовали его, но он не глядя,  миновал их. От Эльдара не укрылось состояние друга, и он бросился вдогонку. Он что – то не переставая говорил. Вагуля не слышал.

– Элик! Не сейчас! Прошу тебя! – воскликнул Вагуля, схватив его за плечи. Эльдар понял  и, обняв друга, быстро отошёл.

Он позвонил Гюле. Шёл лёгкий майский дождик.  Она ждала его, вся промокшая, но радостная от встречи.

– Гюля! – воскликнул он. – Гюля! Поцелуй меня, потому, что я жить не хочу!

Вадим Гази ,,Спасибо музыке”.

Advertisements

ТРИЕДИНСТВО

Они подвели его к столу, где была откупорена бутылка шампанского и виднелись неведомые восточные сладости. Зои наполнила его фужер и поднесла к его губам, а Натали торжественно угостила куском какой – то халвы, источающей аромат  страсти! Все их действия носили какой – то бессловесный ритуал: Алу это казалось уже не потешным, но волнующим и сулящим дикую, жуткую оргию.  Затем девушки также медлительно отпили вина и взяли по куску яблочного пирога. Каждая поднесла пирог другой и, откусив его, они нежно поцеловались! Ал задрожал от страсти, и его сердце сжалось от волнения. Потом они поднесли пирог и ему: он вкусил, ощущая неописуемую сладость угощения и их нежных поцелуев! Он заныл, застонал от удовольствия, они же продолжали ритуал!

Теперь они обменивались поцелуями по – очереди, потом сомкнули губы все втроём. Все трое были экзальтированны до предела: теперь они всё так же гармонично медленно раздевали друг друга, пожирая тела безумными поцелуями!

Вадим Гази ,,Поворот”.

СПАСИБО ЗА МУЗЫКУ

СПАСИБО ЗА МУЗЫКУ  Он отпросился с последнего урока математики, сославшись на плохое самочувствие, а сам, попросив ключи от актового зала, прошёл на трибуну, где лежали их инструменты.

Включил электроорган и начал самозабвенно играть. Это были импровизации на темы рок баллад. Так он проиграл более часа. Дверь зала со скрипом отворилась, и он увидел с улыбкой вошедшую Гюлю, которая села в одном из рядов.

– Ой, какой же я болван! Я же должен был встретить тебя во дворе! – сокрушённо произнёс он.

– Ничего страшного! – улыбнулась она, и Вагуля вновь ощутил холодок под сердцем

– Как же ты нашла меня? – спросил он удивлённо.

– Ребята сказали. И к тому же я не раз видела, когда ты тут  уединяешься! – кокетливо протянула она.

– Правда? Значит, ты давно за мной наблюдаешь? – широко улыбнулся он.

– Давно, – рассмеялась она и дивно тряхнула волнистыми волосами.

В эту минуту дверь вновь со скрипом отворилась и появилась большая голова завуча с шиньоном. Она носила массивные чёрные очки и была похожа на сову из мультфильма о Вини – Пухе. Внимательно оглядела зал и прокричала: – Гулиев, ключ отдашь секретарше! – и увидев Гюлю: – Это кто ещё с тобой? – А – а, Эфендиева, ты тоже здесь? Она пригрозила пальцем Вагуле: Смотри, не порть наших отличниц! И так же неожиданно исчезла.

Они дружно рассмеялись.

– А зачем ты следишь за мной?

– Не слежу, а наблюдаю! Во время игры ты весь уходишь в себя, в другой мир! – так же медленно, с каким – то восхищением произнесла она, глядя ему в глаза. Вагуля вновь почувствовал, как краска заливает ему лицо.

– А сейчас ты покраснел, как девушка, – ещё шире улыбнулась она. – Спой мне! – попросила она, увидев, что он сам не свой от волнения.

– Как, сейчас? Нет сейчас не смогу! – буркнул он.

– А если я попрошу? – жеманно спросила она, чувствуя, что имеет власть над ним. – Ну, Вагуля! Тебя ведь так называют друзья? Я прошу!

– Что же тебе спеть? – он неловко развёл руками.

– А помнишь эта грустная вещь, которую ты исполнил на новогоднем вечере? Ну, кажется из репертуара DEEP PURPLE? Ты ещё исполнял её на бис!

– Понял! Он взял акустическую гитару и сел на стул, положив ногу на ногу.

– Исполняется для девушки моей мечты! – с улыбкой произнёс он, на что она одарила его нежной улыбкой.

Он медленно тронул струны и вдохновенно запел ,, Солдата удачи”:

I have often told you stories
About the way
I lived the life of a drifter
Waiting for the day
When I’d take your hand
And sing you songs
Then maybe you would say
Come lay with me love me
And I would surely stay

Он пел, глядя ей в глаза, окунаясь в их бездонную мглу и уже не чувствовал смущения и робости! Было восхищённое состояние блаженства, даруемой музыкой и ею!

Она оживлённо захлопала в ладоши, когда он закончил.

– Пойдём? – Гюля оказалась чуть выше ростом, но это ничуть не смущало его

Они проходили мимо директорского кабинета, оживлённо беседуя.

– Гулиев! – откуда – то выросла фигура директрисы.  – Можешь зайти на минуту?

Вагуля с ужасом округлил глаза, повернувшись к Гюле.  – Ничего, ничего, – сказала она. – Я подожду тебя. – Надеюсь, на этот раз ты придёшь – улыбнулась она!

Он вошёл в кабинет, который  многим казался плахой. Зулейха Джахангировна  выросла откуда – то сзади и взяла его за плечи.  – Сядь! Она усадила его на один из многочисленных стульев. Потом, повернувшись  к своему шкафу, вытащила оттуда большие ножницы, отливающие металлом. У Вагули похолодело сердце. Он знал от ребят, что  некоторых ,,волосатиков” со старших классов она, заведя в кабинет стригла сама и длинногривые хипповые ребята после этой стрижки превращались в  жалких уродливых жеребцов!

– Вы ч-ч- что – это зад -д – думали, а? – от ужаса он начал заикаться.

– Сидеть! – рявкнула она, и с решимостью висельника подошла к своей жертве.

Вагуля встал с решимостью японских камикадзе. – Нет! Зулейха Джахангировна, что хотите, только не это!!! Вы не имеете права!

– Имею, имею! – ответила она. Потом почему – то перешла на ласковый материнский тон: – Вагуля! Я состригу только вот,  вот эти выпирающие локоны! Ты же знаешь, сынок, сегодня ты нахамил Валентине! – она доверительно приблизила лицо к нему. – Я не буду вызывать папу в школу и не буду тебя выгонять. Только пару локонов. – Сел! – она опять перешла на командный тон.

Вагуля медленно сел. Он помнил папины печальные глаза. Он не хотел, чтобы папу, известного педагога и директора школы, который и так был сам не свой, от этих споров с мамой, вызывали в школу из – за него!

Эти мысли подействовали на него парализующе и он покорно сел под ножницы Эльмиры как Исмаил покорился воле Авраама! Всё было как в тумане: директриса отрезала ему локоны, бормоча  что – то о его таланте, но он понимал, что происходит нечто большее, чем состригание его волос! Это было, какое – то жуткое надругательство над его достоинством!

– Всё! Теперь взгляни на себя! – она притащила откуда – то зеркало. – Вылитый Делон! На самом деле, она искусно отрезала лишь кончики торчащих локонов Вагули и теперь стояла довольная и восхищённая проделанной работой.

Он не посмотрел в зеркало. ,, Наверное, набила руку на стрижке таких же хиппарей, как я! – пронеслось у него в голове.

– Подождите! –  его осенила злорадная идея. Он порылся в кармане, достал 50 копеек и бросил на стол, как обычно расплачивались с парикмахерами – Спасибо за труды! – и выбежал из кабинета.

Он слышал сзади, как она бежала за ним, выкрикивая угрозы, но было уже всё равно …

Такой чудный день!

Роза пустыни.  После романтично – печального дождя выглянуло ласковое солнце, балуя нас своими щедрыми лучами и возвращая к беспечному лету! Что заставило нас забыть радость таких перемен и визжать от восторга, подобно детям! От чего отвернулась наша юность, в обиде оставившая нас?! Мы уподобились не детям, а старикам, копируя их ворчание и брюзжание! Что мешает нам возродиться и вкусить радость детского восторга каждому дню, наполненному миром, красотой, сумасшедшим оргазмом и благостным отношением к людям? Гордыня, мнительность, обида на разбитые мечты? Но поможет ли обида к нашей участи изменить обстоятельства, разорвать сансару ненавистного бытия? Отнюдь! Любовь – вот панацея от всех невзгод!

Мой герой Дэн осознал это, пройдя горнило афганской войны и полюбив Айшу!

,, Прошло несколько дней, но от Айши не было вестей. Он уже смирился с мыслью, что она никогда и не ответит. Однажды после тяжёлой зачистки они отдыхали в казарме и Дэн, приняв душ разлёгся на кровати, читая комментарии к Корану. В этот  миг мимо его койки проходил Максимилиан Батлер, Макс, как называли его морпехи. Он искоса разглядывал литературу, читаемую Дэном. Дэн недолюбливал его, за цинизм и пошлые шуточки, хотя во время боя это был отменный боец, без страха и робости.

– Штудируете книгу этих дикобразов? – криво усмехнулся Макс.

Дэн ничего не ответил.

– Зачем это? – не унимался Макс. – Чтобы потом взрывать своих же?! – он смотрел Дэну прямо в глаза и тот понял, что разбирательство неизбежно.

– Ты хоть читал то её, чтобы городить всякую ерунду? – с презрением спросил Дэн

– А зачем она мне? Я и Библию толком не знаю! – поморщился Макс.

– Ну, если прочитаешь, то куриными мозгами поймёшь, что никакого насилия здесь нет? – холодно произнёс Дэн.

– А ты, стало быть, всё понял? – презрительно спросил Макс. – Может, тогда объяснишь: почему вся эта мразь готова подорвать и себя и всех нас?!

– Потому что ты сунулся на их землю, мать твою, а не они на твою! – заорал Дэн. Вокруг стали собираться их товарищи. Стэнли старался их успокоить: – Ребята! Будет Вам, день был тяжёлый, отдохнуть бы вам! – но Дэн откинул его. Большой Джим пытался унять Макса.

– Я знаю, зачем тебе всё это! Всё из – за этой мусульманской дряни, с которой ты переписываешься! – щурясь проскрипел Макс.

Дэн с рёвом бросился на него, но точная подсечка Макса подкосила его, и он рухнул как соломенный сноп! Он быстро вскочил и несколько секунд они обменивались мощными ударами как профессиональные боксёры. Наконец ребятам удалось разнять и оттащить их в разные стороны.

Воцарилось молчание. Оба тяжело дышали.

– Если ты и многие как ты читали бы побольше, то мы не наделали бы таких ошибок, какие мы делаем сейчас! – вытирая кровь с лица, сипло произнёс Дэн и, сплюнув, вышел.

На следующий день их направили патрулировать на КПП. Для некоторых из морпехов это представлялось большей пыткой, нежели зачистка домов или открытый бой с неприятелем! Для Дэна это было частью обычной работы. Он знал, что до конца контракта ему оставались считанные дни, но его это особенно не радовало.

У него появилось какое – то фатальное отношение к жизни. Он был рад принять жизнь такой, какая она есть. И уметь радоваться: каждому мирному дню, если они бывали, смеху детей! Недавно он вычитал хадис (рассказ) о пророке, где Мухаммед говорил о том, что если даже ничего не имеешь, то день, проведённый в безопасности тоже милость от Всевышнего!

Возможно, причиной этой метаморфозы стала Айша, её жизнерадостность и детская чистота разбудили, разожгли в нём любовь к жизни, отношение к людям! Он благодарил Бога, что уже не испытывал ненависти к этому несчастному народу, а питал к нему искреннее сострадание!”

Ссылка:

links: http://bookstore.xlibris.com/Products/SKU-0302986003/The-Desert-Rose.aspx